Цитаты

Раиса Штейнберг

Одним из погожих осенних дней 1941 года Марфа Мироновна и Алексей Викентьевич Зимины шли по Большой Житомирской. Впереди они увидели немецкого солдата с автоматом, который подгонял молодую женщину с маленькой девочкой, державшейся за ее руку. Этой девочкой была я, а женщина была моей мамой. Немецкий солдат вел нас на расстрел в Бабий Яр. Женщина, оглядываясь по сторонам, увидела супружескую пару и стала громко повторять: «Спасите, спасите!», показывая на свою девочку. Марфа Мироновна и Алексей Викентьевич прекрасно понимали смертельную опасность, которая их ожидает. Однако они упорно следовали за конвоиром и его пленницами.

Уловив момент, Алексей Викентьевич приблизился к солдату и жестами предложил все драгоценности, которые у них были при себе: золотые часы, кольцо, сережки, крест на золотой цепочке… Дойдя до ворот Лукьяновского кладбища, солдат дал понять, чтобы они его подождали, а сам исчез за воротами с женщиной и ребенком. То, что было потом, отпечаталось навсегда в моей памяти. Перед нами открылся глубокий ров… В огромной впадине ржавого цвета лежали какие-то люди… Я и мама стали медленно спускаться к ним. Неожиданно солдат взял меня сзади за ручонку и легко подтянул вверх, к себе. Теперь ров был у меня за спиной — и люди, и мама тоже. Солдат показал кивком головы направление, куда я должна идти. Я медленно пошла к воротам. За спиной у меня раздалась автоматная очередь. Оцепеневшая, я все шла и шла к воротам и оказалась на улице, далеко от всего этого ужаса. Инстинкт подсказывал мне, что удаляясь от этого места, я спасаю свою жизнь.